Точка зрения (belkino) wrote,
Точка зрения
belkino

Categories:

Променявшие школы на подворотни ГУМа


Cкачать Аквариум Электричество бесплатно на pleer.com

До меня лишь отголоски этой музыкальной "войны" докатились.
Тетка, узнав, что я слушаю рок, сказала, что хочет меня придушить, потому что от меня, от комсомолки, она такого не ожидала. И добавила "А дальше что? Наркотики?"
Но прошло еще несколько лет и общество оттаяло, с роком стали заигрывать, снимать про него, про рок, кино, видимо, решив, что бунтарей надо приручить, чтобы не сбивали молодняк с толку. Преподы педа просили меня провести классный час, рассказать о пользе рокенрола. А я отбрыкивалась. У меня не было потребности кого-то привести в свою "секту". Ты либо дорастешь сам, либо будешь дальше слушать буланову и прочий "ветерсморядул". В обчем, я была против легалайза :-)
После просмотра "Стенки" и после концерта БГ моя жизнь разделилась на "тогда" и "теперь". А после знакомства с Наумовым, я поняла, что "музыка - другой мой единственный" и перестала заморачиваться на тему того, что у меня нет компании.


Тени на тротуарах

Но если в этот задорный хор вырывается вдруг звук, похожий на скрип тормозов, тоже именуемый «музыкой», мы настораживаемся.
Оказывается, эти юнцы, променявшие школы на подворотни ГУМа, здесь торгуют товаром собственного производства. Фокстроты на рентгеновских снимках, запечатлевших на этот раз немудрённую анатомию их духовного убожества.









— Слушай, Женя Горкун, каким же ты видишь мир сквозь узкую прорезь рентгеновского рок-н-ролла?
Это тесный и маленький мир теней, воровато озирающихся на людей. Теней с кличкой «фарцовщики», торгующих поношенным барохлом с иностранными ярлыками. Теней, даже если у них есть имена, как у Геннадия Баранова.
— А ты, Гена, думаешь, что это и есть жизнь?
— Я сейчас, хм, я сейчас не живу, я только жду сейчас, жду...
А чего, собственно, ты ждёшь? Ты ждёшь, чтоб без тебя встали гидростанции и заколосилась пустыня? Без тебя? Но, ведь когда твои сверстники совершат это чудо, тебе не будет места среди них.
— Да, кстати, скажу вам. Я когда был пионером, пионером, это было давно, это было когда я учился в школе, в средней школе, я собирал колоски...
Колоски? Всё твоё дальнейшее знакомство с хлебом исчерпывается белой булкой? А вот твой ровесник Саша Крюков дважды убирал алтайский урожай. Спроси у него чего стоит хлеб, который ты ешь.

Какие же тени мелькают ещё в этом душном мирке?
Её зовут Людмила, но и у неё вместо имени — кличка. В ресторанах, где проходит её жизнь, ей кричат «Софи!»
— Ка же так? Вот вы не работали — как же вы жили? Ходили по ресторанам, так одевались? Неужели вам всё это не противно?
И неужели, Люся, ты сама хочешь обворовать себя, отказавшись от истинно человеческих радостей: дружбы заводских ребят, волнения перед экзаменами в техникуме, любящих глаз мужа и первого бормотания такого вот Серёжки. А ей, Нине, хочется чтобы и ты узнала это.
Смотри, Горкун, кто ещё копошится рядом с тобой. Чья это тень, для которой все земные ценности соединились в унылом слове «деньги»? А, Виктор Пахомов, вечно пьяный и разнузданный.
— Откуда вы берёте эти деньги?
— А мне каждый день дают такие, чаевые.
— Ах, вам чаевые дают? И вы их берёте?
— Я их беру.
— Замечательно. Хотелось бы знать от кого чаевые?
— От всех.

Так живёт мир теней, Горкун. А ты видишь — мы хотим, чтобы и тени стали людьми. Так не заслоняйся, Горкун. Посмотри на настоящий большой мир, который дышит вокруг. Мир, в котором люди просыпаются разбуженные открытиями. Мир, в котором строят города и сажают деревья.
Мир, в котором газеты рассказывает о подвигах наших друзей. Мир, в котором покупают цветы для любимых и спорят об ошибках партии в [...].

Наш большой мир — это жизнь, куда приходит человек, чтобы на склоне лет знать — «Я сделал всё для людей, потому мир существует для меня».
Это большое счастье — прожить человеком, не превратившись в конце в побитую тень.

Вот это мы и хотим сказать тем, кто начинает жизнь в подворотнях и в тёмных подъездах. И не важно какой облик приняла тень — торговца иностранными тряпками, или жреца рок-н-ролла, или великовозрастного бездельника — мы, люди, одинаково клеймим их. И потому что мы — люди и нам даны человеческие чувства: мы умеем смеяться и недоумевать, негодовать и быть непримиримыми, мы умеем презирать и выносить приговоры — мы не хотим чтобы грязные тени пятнали наши тротуары, мы все, идущие по нашей улице, живушие в нашем городе, безразлично — носим ли мы на рукаве повязку дружинника или нет.
И пусть на наши тротуары ложатся только узорные тени листвы, незакрывающие от нас красоту мира.
Tags: в этом нет больше смысла, воображаемые друзья, двойные стандарты, мне противно брать деньги, музыка, ойойой, пафОс и козлячество, рок-н-ролл, светлое будущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments