Точка зрения (belkino) wrote,
Точка зрения
belkino

Categories:

Твоя жизнь ничего не стоит

Лет 20 назад в соседнем доме кто-то кого-то мутузил, крик стоял на весь двор - окна открытые были. Я позвонила в милицию. Сказали, наряд выехал.
Через полчаса из той же квартиры пытались выкинуть девушку в окно. Она уцепилась за подоконник, кричала. Втянули обратно. Милиция так и не приехала.

4 года назад я, отводя ребенка на занятия в музыкалку, встретилась в лифте с двумя вдрабадан упоротыми наркошами, которые явно к другу шли, прям так - с ложкой и зажигалкой наперевес, вращая глазищами и покачиваясь. Позвонила в полицию. Сказали, ок, приедем. Приехали через 2 недели.

Один хер, что милиция, что полиция: если тебя дома будет убивать твой отец или муж, тебя никто не защитит, тебе некуда будет пойти отсидеться.
Смирись и сдохни. Ты сам виноват. В том, что родился в этой стране. В том, что слаб. В том, что не того пола. В том, что имел неосторожность поздно с работы возвращаться. Только ты сам можешь позаботиться о своей жизни - дать отпор насильнику, а если в процессе борьбы за свою жизнь лишишь обидчика жизни, тихо прикопать, иначе сядешь в тюрьму за то, что слишком отчаянно боролся за свою жизнь.



Вчера ночью убивали мою соседку.

Я вызывала полицию раз 12, не меньше. Приехали они через два часа. Через два!

…Все началось, когда мы уже спали. Проснулись от невероятного грохота – в квартире над нами там что-то тяжело падало, взахлеб плакал ребенок, истошно кричала женщина: «Не надо, не бей!». Шум так метался по потолку, что было понятно – ее гоняют из комнаты в комнату, она пытается спрятаться, укрыться, падает, орет от боли.

Набрала 112 – «Вызов принят». Смотрим с Леськой в ужасе на потолок и не знаем, что дальше делать – сидеть и ждать, пока ее убьют?
Через несколько минут крики переместились на лестницу, еще через секунду уже на наш этаж. Тут я не выдержала, вылетела на площадку. У мужчины в одной руке красный от плача ребенок, другой он мутузит женщину. Она от удара в грудь отлетает и впечатывается в стенку. «Дай мне его, отдай!»
Мужик пьян, его шатает. Ребенок извивается. Рядом распахнутое настежь окно. 12 этаж. Чуть пошатнется и малыш полетит головой вниз.



Я даже не знаю, как у меня это получилось. Выхватила мальчишку у мужика, впихнула женщину к нам в тамбур и захлопнула дверь. Сердце ухнуло от запоздалой мысли, что могла бы нарваться и на удар, и на нож.
- У меня там еще дочка, ей десять лет, - женщина клацает зубами о край стакана с валерьянкой, автоматически сует его и малышу попить. Мальчишке год, от силы полтора, трясется мелкой дрожью, икает, вжимается в маму.
Плачущая девочка в одной футболке прибежала к нам сама - мужик так ошалел от неожиданного вмешательства, что даже не препятствовал, когда я и ее в наш тамбур затянула. Очнулся он через несколько минут - стал звонить и грохотать в дверь.
Смотрю на соседку, вспоминаю: да я ж ее сто раз видела. Красивая женщина, нарядная, сережки-айфон- каблучки. С мужем ее каждый день в лифте езжу утром: высокий, неизменно вежливо-интеллигентный, всегда крахмальная рубашка, галстук, портфель, такой немного флегматичный мужчина. В жизни бы не подумала, что за закрытыми дверьми у них ад…
Она летала по всей квартире: муж ее головой об мебель бил, о железный стул. За что? Сына гулять один день не водила – у него сильный кашель, но отец ратует за прогулки в любом состоянии. Тут выпил, а обычно разборки устраивает по трезвой. Бьет и цинично так ее уверяет: «Ничего не докажешь, где следы? Нет следов!»
Она говорит, он ломится в дверь, а я раз за разом набираю 112. «Вызов принят, ждите». Полчаса прошло, час, полтора. Я снова звоню: в нашем районном отделении даже трубку никто не снимает. Снова диспетчеру, снова «ждите».
Сколько ж можно? Неужели нужны трупы, чтобы они все же приехали? «Я ведь тоже им звонила, успела набрать», - говорит Таня.
Приехали через 2 часа! Если бы она это время оставалась с детьми дома, то вряд ли там остался бы кто-то живой…
Мужик к тому времени забаррикадировался в квартире. Менты честно сказали: ничем помочь не можем. Вот если вы его выкурите на лестницу - заберем, а так – неприкосновенность жилья и все такое. Посочувствовать можем. Заявление принять. Но его спустят участковому, так что сами понимаете…
И я поняла – они намеренно не ехали. Они сделать ничего не могут – ни-че-го. Это в Америке сразу - каталажка, судимость, на километр к жене и детям не подходить. А у нас: убивает на своей территории? Имеет полное право. Будет убийство– будем разговаривать. Нет трупа – нет проблемы, разбирайтесь сами.
Таня в халате. Малыш в памперсе и маечке. Девочка тоже полуголая. Глубокая ночь. Сегодня переночуют у нас, а потом? Обзваниваем приюты для жертв насилия - их надо хоть на несколько дней куда-то разместить подальше от отца. Родня у них в другой области.
- Московская прописка есть? Только временная? Нет, не возьмем,- после таких ответов Таня решается позвонить свекрови. Идти больше некуда.
-У меня замечательный сын! – орет ей в трубку родственница. – Ты все выдумываешь! Не мог он поднять руку на женщину! Ты зачем полицию вызвала? Вот теперь сама расхлебывай. Это я ему сказала закрыться и вас домой не пускать!
…Я не знаю, чем закончится эта история. Соседка твердо намерена уходить от мужа, уезжать – квартира у нее где-то есть, профессия тоже, не пропадет.
А, может, помирятся уже завтра, и снова он будет ее лупцевать, пока однажды не прибьет до смерти.
Знаю только одно: когда вас кто-то будет убивать, полиция вам не поможет.
Разве что только посочувствует…
PS. Добавляю по многочисленным просьбам. Где такая "оперативная" полиция? СВАО, район Отрадное

(с)



Один из комментариев: "Ну и зачем вы влезли в чужую семейную жизнь? Милые бранятся, только тешатся."
Вот такой он, типичный россиянин. Таких 146%
Tags: беззаконие, жизнь, насилие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments